Главная » Постоянные материалы » Ряд членов ЦК КПРФ, известных мне в лицо, вообще никак не голосует, сосредоточенно разглядывая собственные ботинки

Ряд членов ЦК КПРФ, известных мне в лицо, вообще никак не голосует, сосредоточенно разглядывая собственные ботинки

Об отличии Переделец от Страсбурга

Передельцы – старинное село, на месте которого стоит теперь город Московский. Именно здесь 03.07.10 прошел Пленум ЦК КПРФ, принявший решение о роспуске Московского горкома и окружных комитетов партии.

Но прежде чем обсуждать это решение, необходимо выяснить, было ли оно на самом деле принято. У меня такой уверенности нет.

На Пленуме в момент открытия зарегистрировалось 134 члена ЦК. Потом вроде бы приехали еще 4 человека. Итого 138. Следовательно, минимальное число голосов, необходимое для принятия решения – 70.

Вопрос обсуждался во второй половине дня. В перерыве часть участников уехала, опаздывая на поезд или самолет. С некоторыми я прощался лично за руку. Так что 138 человек в зале точно не было.

Голосование по постановлению проходило так.

Председательствующий: «Кто за?»

Поднялось некоторое количество мандатов – немало, но на глаз видно, что 70 голосов вряд ли набирается. Следить сложно, поскольку, члены ЦК сидят вперемежку с кандидатами в члены ЦК и членами ЦКРК, не имеющими права решающего голоса. Но ряд членов ЦК, известных мне в лицо, вообще никак не голосует, сосредоточенно разглядывая собственные ботинки.

Председательствующий: «Прошу опустить мандаты. Кто против? – Посчитайте!»

Оказалось 9 человек.

Председательствующий: «Кто воздержался? – Посчитайте!»

Воздержалось двое.

Это только поднятые мандаты. Большинство присутствующих продолжает разглядывать обувь. Поэтому я прошу счетную группу посчитать число голосов «за» решение. Если считаете «против», то считайте и «за».

В ответ раздается возмущенное шиканье.

Я продолжаю настаивать на своем предложении.

В ответ мне кричат, что считать тут нечего. Нужно просто вычесть голоса противников и воздержавшихся из числа зарегистрированных. Не сомневаюсь, что в протоколе так и будет записано: «за – 127, против – 9, воздержалось – 2».

Я третий раз требую официального подсчета.

Слово берет Зюганов:

— Ну что, товарищи, будем считать?

— Не-е-е-т!!!

Зюганов:

— Всё, решение принято.

Рядом со мной сидит секретарь ЦК по юридическим вопросам В.Г. Соловьев.

Между нами происходит следующий диалог:

— Вадим, ты же главный юрист партии. Ты у нас главный борец с фальсификациями выборов, пишешь жалобы в Верховный суд и в Страсбург. Ты же видишь, что решение принято нечисто. Ты первым должен быть заинтересован в формальной юридической чистоте процедуры. Поддержи меня, скажи хоть слово! Если наберется 70 голосов «за», то все вопросы и сомнения отпадут. Чего ты боишься?

В ответ слышу поразительные слова:

— Народ устал и хочет обедать.

— Вадим, ты понимаешь, чтО ты только что произнес? Ты понимаешь, что все происшедшее, в том числе и эти твои слова, будет предано мной гласности?

— …

Молчание. Конечно, писать жалобы в Страсбург легче, чем проявить принципиальность на пленуме органа, секретарем которого ты являешься.

Я вовсе не исключаю вероятности того, что за решение проголосовало больше 70 человек. Здесь важно другое – то, что руководство не рискнуло взглянуть правде в глаза. Обнаружилось парадоксальное сочетание внутренней моральной неуверенности в правоте своего дела с бюрократической убежденностью в том, что делать можно все что угодно.

Не завидую такому душевному раздвоению. Оно никого никогда до добра не доводило.

http://alexfroloff.livejournal.com/117822.html


Метки:

Оцените материал: ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично (Материал не имеет рейтинга)
Loading ... Loading ...